ПАНТАЛОНЕ – модельеры П. Рейнике и И. И. Кендлер, 1744, серия Weissenfels, Мейсенская мануфактура

«Панталоне» (Pantelone, model №. 541) модельеры П. Рейнике (Peter Reinicke) и И.И. Кендлер (Johann Joachim Kaendler),  1744,  Мейсенская мануфактура. Серия Weissenfels (1744-1747) - Commedia dell'Arte (Комедия дель Арте). Образ Панталоне создан скульпторами-модельерами на основе гравюр Жана-Франсуа Жулена и Жака Калло.

Панталоне - венецианец со своим типичным диалектом. Старик-купец, богатый, почти всегда скупой. Хворый и хилый: хромает, охает, кашляет, чихает, сморкается, болеет животом. Самоуверенный, но всегда одураченный. Считает себя умнее всех, но на каждом шагу становится жертвой чьих-нибудь проделок. Несмотря на годы и недуги, любит волочиться за женщинами, терпит неудачу, но ос­тается неисправимым ловеласом. Костюм: красная куртка, крас­ные обтянутые панталоны, желтые туфли с пряжками, красная шапочка, большой черный плащ. Маска землистого цвета, длин­ный, горбатый нос, седые усы, седая борода. Таков Панталоне.
  Социальная сатира завладела венецианским купцом в конце XVI века. В XII, XIII, XIV, даже в XV веках ни­кому не пришло бы в голову сделать из венецианского купца ко­мическую фигуру. В те времена венециан­ский купец был фигурой почти героической. На своих галерах он завоевывал Левант, обращал гордых крестоносцев в своих наем­ников, устраивал раздел Византийской империи, завязывал торговые отношения с мусульманами, пробирался в Черное и Азов­ское моря, находил дорогу вглубь Азии, своим золотом ковал цепь, связывающую культуру Европы с культурой Востока. Он был полон жизни и боевого задора. Он был молод и смел. Он так же хорошо владел мечом, как весами и аршином, никогда не от­ступал перед врагом и умел грудью встречать опасность. Венецианский купец XII—XV вв., организуя народ, сделал кро­хотное поселение на группе лагунных островов огромной коло­ниальной державой и самым сильным и самым устойчивым из итальянских государств. В середине XV века начался упадок. Турки завоевали Визан­тию. Пал Константинополь. Торговля с Левантом оборвалась. Приходилось напрягать все силы, чтобы отстаивать владения в Архипелаге, в Ионийском море, на восточном берегу Адриатики. Испанцы открыли Америку. Португальцы нашли морской путь в Индию. Снабжение Европы левантийскими товарами перешло в другие руки. Полоса удачи кончилась безвозвратно. Начались банкротства. Богатства стали убывать. Дела пошли мелкие. Бы­лой пыл угас. Смелость, размах, широкий почин, уверенность в собственных силах пропали. Венецианский купец состарился.  Тут его и ухватила сатира своим острым когтем. Молодой, полный сил и энергии купец XIII и XIV вв., закованный в броню, с горящим взором, был для сатиры недосягаем. Она обломала бы об него свои зубы. Старый, еще богатый, но уже лишенный бы­лых источников непрерывного обогащения и потому скупой, ку­пец XVI века сделался вечной жертвой сатиры. Сначала она называ­ла его Маньифико, мессер Бенедетто, но потом присвоила имя Панталоне и обессмертила его как комическую фигуру.
Откуда произошло имя Панталоне? Существует много гипо­тез о происхождении этого имени, но ни под одной из них нет надежной, научной почвы. Более других правдоподобна та, в ко­торой лучше отражаются элементы социальной сатиры, зало­женной в этом образе. Купцы XVI века за неимением настоящих больших дел тешили себя иллюзиями. Плавали по ближним морям, отыскивали крошечный островок или безлюдный берег, ни­кому не принадлежавшие и никакого — ни политического, ни торгового — интереса не представлявшие, гордо водружали там знамя св. Марка со львом и, вернувшись в Венецию, делали об этом пышный доклад Синьории или ее органам. Им объявляли благодарность, но все понимали, что эти оккупации ничего ни для республики, ни для ее торговли не дают. Таких купцов звали "водружателями Льва", т.е. знамени св. Марка, — pianta leone. Из pianta leone будто бы получилось Панталоне. Другое объяснение выводит имя из ходового христианского имени Панталеоне. Во всяком случае, хотя лингвисты посмеи­ваются над таким словопроизводством, комическая фигура ста­рого венецианского купца была окрещена.
  В Панталоне много общечеловеческих черт. Богатый старик, скряга, похотливый не по летам, вечная жертва всяких проде­лок — тип старый, как мир. В греческом фарсе он звался Pappus и имел двойника в лице Casnar'a. У Плавта и Теренция он выводится чуть ли не в каждой комедии. В новеллах, начиная от "Старых новелл" и кончая новеллами Маттео Банделло, писателя второй половины XVI века, он фигури­рует несчетное количество раз. В итальянской художественной комедии от Биббиены и Макиавелли до Джордано Бруно он — постоянный предмет сатиры.
Для комедии дель арте характерно то, что своего комиче­ского старика она сделала венецианским купцом. Этим она по­казала свою социальную чуткость. И так как венецианский купец после XVI века все мельчал, то Панталоне до конца не потерял сво­ей жизненности. Он умер в сказках Гоцци, накануне падения Ве­нецианской республики.
  В комедии дель арте Панталоне выступает и холостым и се­мейным. Иногда у него молодая жена, и тогда он неминуемо бы­вает обманут. Иногда жены у него нет, но есть сын или дочь, ли­бо и сын и дочь. Если у него дети, он старается устроить их судь­бу по-своему, вопреки их склонностям, и интрига, поэтому ведет к тому, чтобы дать молодым людям соединиться с любимыми. Панталоне при этом бывает вынужден, несмотря на свою ску­пость, раскошелиться и устроить детей прилично. Иногда интрига сложнее. Панталоне сам влюблен в девушку, которая отдала любовь другому, собственному сыну Панталоне или еще какому-нибудь молодому человеку. Нужно обмануть старика и помочь влюбленным пожениться. Когда Панталоне убеждается в том, что он одурачен, он делает вид, что сам хотел того, с чем боролся в течение всей пьесы: старик спасает свое ущемленное самолюбие. Если он влюблен, он старается показать, что он полон сил, пыта­ется делать грациозные пируэты, скрывая подагру или ревматизм, но тут же с гримасою хватается за больную ногу или падает на кресло с жалобным стоном. Желание добиться любви понравив­шейся девушки у него вступает в борьбу со скупостью. Он тратит деньги на подарки и серенады и не замечает, как ловко поль­зуются этим другие. Он считает себя кладезем мудрости и жиз­ненного опыта. Если он слышит где-нибудь пререкания, он сей­час же вмешивается в них, но его вмешательство немедленно превращает самый невинный спор в бурную ссору, и Панталоне не всегда выходит из нее с целыми боками. Вообще никому не достается столько колотушек, как Панталоне, и ни над кем слуги не изощряются в интригах так победоносно, как над ним. Про­фессия Панталоне никогда не подчеркивается. Он не выступает как купец. Но его купеческий опыт часто помогает ему разгля­деть некоторые чересчур прозрачные проделки Арлекина или еще кого-нибудь, особенно, если тут замешаны деньги. Маска не дает забыть, что Панталоне— купец, но настой­чиво напоминает, что он такой купец, который уже погоды не делает. Поэтому она выводит его только как человека, ибо тип создается из черт общечеловеческих, а не профессиональных.
  Основные черты образа Панталоне были созданы, по-видимому, актером труппы "Джелози" — Джулио Паскуати из Падуи. Его современники и преемники — Брага, Бенотти, Арриги, Тури — вносили в облик маски лишь изменения деталей. В XVIII веке гремели Чезаре Дарбес, столп труппы Антонио Сакки, и Карло Гоцци, игравший до того в ко­медиях Гольдони у Медебака, и самый молодой из всех Пантало­не — Коллальто, выученик Гольдони. Если в труппе не было ак­тера, владеющего венецианским диалектом, то старик называется по-другому: Кассандро, Уберто и т.п. Иногда ему придавались характерные черты жителя другой местности. Так, в Неаполе была популярна маска Панкрацио Biscegliese, жителя маленького города Бишельи в Апулии, где был характерный говор. Но основным типом масок этой группы был, конечно, Пан­талоне.

По материалам: Дживелегов А.К. "Искусство итальянского Возрождения" - М.: РАТИ - ГИТИС, 2007.   

В виртуальном музее представлены и другие фото фарфоровых статуэток из серии Weissenfels, созданных модельерами П. Рейнике и И.И. Кендлером в 1744-1747 годах на Мейсенской мануфактуре.


e-mail: info@dpholding.ru      Телефон: (967) 105-68-67